Печать
Категория: БиблиоПрофи
Просмотров: 102

Пушкин

 

Юмор - один из элементов гения.
И. Гете

 

Поэт Александр Блок однажды заметил: «Наша память хранит с малолетства веселое имя: Пушкин. Это имя, этот звук наполняет собою многие дни нашей жизни… это легкое имя: Пушкин».

Пушкин

Как метко, как правильно это определение – «веселое, легкое имя Пушкин». Действительно, это имя в нашем сознании всегда звучит, как символ жизнелюбия и самых светлых ожиданий и надежд.

«Веселое, легкое» это имя еще и потому, что в каком бы грустном и тоскливом расположении духа мы не находились, стоит только раскрыть томик его поэзии или прозы и начать читать, погрузившись в неповторимый пушкинский мир, как «чувства добрые» пробудятся вновь и мы почувствуем в себе и душевное спокойствие, и уверенность, и неукротимую жажду к жизни.

В чем причина этого феномена? Возможно, она кроется в том неистощимом, искрящемся юморе, которым буквально пропитаны все пушкинские страницы. Это и шутливые, построенные на анекдоте, поэмы «Граф Нулин» и «Домик в Коломне», сказка «О попе и о работнике его Балде», множестве шутливых стихотворений, посланий и острых эпиграмм. Не забудем также, что сюжеты комедий «Ревизор» и «Мертвые души» подарил Николаю Васильевичу Гоголю Пушкин. Конечно же, происходило это от того, что сам Александр Сергеевич был человеком веселым, остроумным и жизнерадостным, хорошо знавшим и понимавшим цену «шутке, вдохновенной сердечной веселостью и минутной игрой воображения».

ПушкинЧитая воспоминания о Пушкине, то и дело встречаешь:

 

Юмор и остроты Пушкина из писем и воспоминаний о поэте

Какой арапчик!

Известный русский писатель Иван Иванович Дмитриев однажды посетил дом родителей Пушкина, когда последний был еще ребенком. Подшучивая над оригинальным типом лица мальчика и его кудрявыми волосами, Дмитриев сказал

- Какой арапчик!

В ответ на это вдруг десятилетний внук Ганнибала неожиданно отрезал: «Да зато не рябчик!» Присутствующие взрослые были удивлены и жутко смущены, потому что лицо писателя Дмитриева было безобразно рябое!

 

И кюхельбекерно…

За ужином объелся я,

А Яков запер дверь оплошно –

Так было мне, мои друзья,

И кюхельбекерно, и тошно.

Этот шуточный экспромт, сочиненный 1818году как бы от лица Василия Жуковского, которого осаждали молодые стихотворцы, в том числе лицейский друг Пушкина поэт Вильгельм Кюхельбекер, известен по воспоминаниям Владимира Даля: «Однажды Жуковский куда-то был зван и не явился. Когда его после спросили, отчего он не был, Жуковский отвечал: „Я еще накануне расстроил себе желудок; к тому же пришел Кюхельбекер [читать свои стихи], и я остался дома”. Это рассмешило Пушкина, и он стал преследовать неотвязчивого поэта стихами, за которые обиженный Кюхельбекер будто бы вызвал Пушкина на дуэль. Друзья, разумеется, вскоре помирились, но выражение «мне кюхельбекерно» Пушкин еще не раз потом использовал в письмах. «Кюхельбекерно мне на чужой стороне», – например, писал он брату Льву 30 января 1823 года из Кишинева.

Колкие пушкинские шутки, часто превращавшиеся в эпиграммы, не всегда нравились их адресатам, но сам Пушкин чужое остроумие очень ценил и с удовольствием обменивался каламбурами и шутками в письмах и разговорах.

 

Рифма к словам рак и рыба

Однажды в приятельской беседе один знакомый Пушкину офицер, некий Кондыба, спросил:

– Скажи, Пушкин, рифму на рак и рыба

– Дурак Кондыба – ответил поэт

– Нет, не то, – сконфузился офицер, – ну, а рыба и рак

– Кондыба дурак, – подтвердил Пушкин.

 

1 апреля - обманный день

Какая-то дама, гордая своими прелестями и многочисленностью поклонников, принудила Пушкина написать ей стихи в альбом. Стихи были написаны, и в них до небес восхвалялась красота ее, но внизу, сверх чаяния, к полнейшей досаде и разочарованию, оказалась пометка: «1 апреля».

 

Карты и поэзия

Император Николай Павлович всегда советовал Пушкину бросить карточную игру, говоря:

– Она тебя портит!

– Напротив, Ваше Величество, – отвечал поэт, – карты меня спасают от хандры.

– Но что ж после этого – твоя поэзия?

– Она служит мне средством к уплате моих карточных долгов. Ваше Величество.

И действительно, когда Пушкина отягощали карточные долги, он садился за рабочий стол и в одну ночь отрабатывал их с излишком. Таким образом, например, у него написан «Граф Нулин».

 

Идите на водопой

Два гвардейских офицера, два недавних кумира екатеринославских дам, не зная Пушкина и считая его каким-то “вероятно учителишкой”, порешили во что бы то ни стало “переконфузить” его. Подходят они к Пушкину и, расшаркиваясь самым бесподобным образом, обращаются:

– Mille pardons, не имея чести вас знать, но видя в вас образованного человека, позволяем себе обратиться к вам за маленьким разъяснением. Не будете ли вы так любезны сказать нам, как правильнее выразиться: “Эй, человек, подай стакан воды” или “Эй, человек, принеси стакан воды”? Пушкин живо понял их желание подшутить над ним и, нисколько не смутившись, отвечал серьезно:

– Мне кажется, вы можете выразиться прямо: “Эй, человек, гони нас на водопой!”

 

О несправедливых наградах

Пушкина очень раздражала долгая удаленность от столиц и жизни, и отсутствие высшего внимания, даже после смерти его главного гонителя – царя Александра I. Узнав в Михайловском о наградах, полученных поэтом-самоучкой Федором Слепушкиным за сборник стихотворений под названием «Досуги сельского жителя», он досадовал на это в письме критику и издателю Плетневу: «…стыдное дело. Сле-Пушкину дают и кафтан, и часы, и полумедаль, а Пушкину полному— шиш». Из письма Петру Плетневу, 3 марта 1826 года.

Очень красивое слово, придуманное Пушкиным

В период ухаживаний за своей будущей супругой Натальей Гончаровой Пушкин много рассказывал своим друзьям о ней и при этом обычно произносил короткое двустишие с удивительно красивым словом, которое он сам придумал:

Я восхищен, я очарован,

Короче — я огончарован!

«Огончарован!» – ну ведь красиво же! Такое дивное слово мог создать только великий талант.

 

Об исторических записках Давыдова

Самый знаменитый гусар Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов прославился не только своими партизанскими подвигами, но и литературной деятельностью. Однажды Денис Васильевич Давыдов написал «Записки о польской кампании 1831 г.» – очень подробный, с фактами и цифрами, объёмный военно-исторический труд. Эту работу направили на цензурный просмотр историку Александру Ивановичу Михайловскому-Данилевскому. Ну, отправили на цензуру, и отправили, подумаешь, обычная практика во многие времена.

Однако в этой истории самым забавным является реплика Александра Сергеевича Пушкина. Когда он узнал о рецензировании работы Давыдова, то остроумно отозвался следующим образом: «Это всё равно, как если бы князя Потёмкина послали к евнухам учиться у них обхождению с женщинами».

Столь высока была репутация Дениса Давыдова как воина, литератора и правдивого, беспристрастного историка.

 

Саркастический экспромт

А вот случай, подтверждающий, что Пушкин был мастером саркастических экспромтов. В бытность свою еще камер-юнкером Пушкин явился как-то перед высокопоставленным лицом, которое валялось на диване и зевало от скуки. При появлении молодого поэта высокопоставленное лицо даже не подумало сменить позу. Пушкин передал хозяину дома все, что было нужно, и хотел удалиться, но получил приказание произнести экспромт.

Пушкин выдавил сквозь зубы: «Дети на полу, умный на диване». Особа была разочарована экспромтом: «Ну, что же тут остроумного – дети на полу, умный на диване? Понять не могу… Ждал от тебя большего». Пушкин молчал, а высокопоставленное лицо, повторяя фразу и перемещая слоги, пришло, наконец, к такому результату: «Детина полуумный на диване». После того, как до хозяина дошел смысл экспромта, Пушкин немедленно и с негодованием был выставлен за дверь.

 

Служба Пушкина

В 1829 году один только что выпущенный Царскосельский лицеист, ещё не снявший лицейского мундира, встретил на Невском проспекте известного, но опального в то время поэта Пушкина. Александр Сергеич сам подошёл к юноше и спросил:

– Вы, верно, только что выпущены из Лицея?

– Только что выпущен с прикомандированием к гвардейскому полку, – с гордостью ответил молодой гвардеец, – а позвольте спросить вас, где вы теперь служите?

Пушкин немного подумал, и ответил:

– Я числюсь по России.

Очень простой, и в то же время весьма глубокомысленный ответ великого человека.

Пушкин 

О летающей саранче

Известно враждебное отношение Пушкина к командировке, сделанной ему Воронцовым, – исследовать саранчу в южных степях Новороссии. Командировка придумана была Воронцовым с целью дать Пушкину случай отличиться по службе, а Пушкин принял поручение это за желание надсмеяться над ним, и всем известен тот шуточный рапорт в стихах о саранче, который был представлен Пушкиным вместо деловой бумаги:


Саранча летела, летела
И села.
Сидела, сидела – все съела 
И вновь улетела.

 

Кот Васька-обер-прокурор

Известно, что в давнее время должность обер-прокурора считалась доходною, и кто получал эту должность, тот имел всегда в виду поправить свои средства. Вот экспромт на эту тему, сказанный Пушкиным.

Сидит Пушкин у супруги обер-прокурора N. Огромный кот лежит возле него на кушетке. Пушкин его гладит, кот выражает удовольствие мурлыканьем, а хозяйка пристает с просьбой сказать экспромт. Шаловливый молодой поэт, как бы не слушая хозяйки, обращается к коту:

Кот-Васька плут,

Кот-Васька вор,

Ну, словно обер-прокурор

 

О нулях

Иван Иванович Пущин описывает урок математики во времена, когда юный поэт учился в лицее: «Преподаватель вызвал его к доске и задал алгебраическую задачу. Пушкин долго переминался с ноги на ногу и все молча писал какие-то формулы. Преподаватель спросил его:

– Что же вышло? Чему равняется икс?

Пушкин, улыбаясь, ответил:

– Нулю!

– У вас, Пушкин, в моем классе все кончается нулем».

 

О талиях

«…скажи Слёнину , чтоб он мне… препроводил, в том числе и „Талию“ (альманах) Булгарина. Кстати о талии: на днях я мерился поясом с Евпраксией, и тальи наши нашлись одинаковы. Следственно, из двух одно: или я имею талью 15-летней девушки, или она талью 25-летнего мужчины. Евпраксия дуется и очень мила…»

Из письма Льву Пушкину, ноябрь 1824 года.

 

К Анне Керн

Этот мадригал, обращенный к Анне Керн, вспоминают довольно часто.

Мне изюм
Нейдет на ум,
Цуккерброд
Не лезет в рот,
Пастила нехороша
Без тебя, моя душа.

 

Из писем к жене

Любовный юмор Пушкина, прекрасен в его письмах к жене: «Вследствие сего деру тебя за ухо и целую нежно…», «Я всё ещё люблю Гончарову Наташу, которую заочно целую куда ни попало».

Или: «Охота тебе, жёнка, соперничать с графиней Сологуб. Ты красавица, ты бой-баба, а она шкурка. Что тебе перебивать у неё поклонников? Всё равно кабы граф Шереметев стал оттягивать у меня кистенёвских моих мужиков».

И в завершение – опять из письма к жене: «Какая ты дура, мой ангел!»

Золотой юмор Пушкина, выражающий его здоровый ум и душевную бодрость, согревает читателя, поднимая его над пошлой риторикой официального морализма, и над скукой серой обыденности.

 

Ай-да сукин сын!

«Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши и кричал, ай-да Пушкин, ай-да сукин сын!» Эту емкую формулу автопохвалы Пушкин создает, закончив в Михайловском первую редакцию трагедии «Борис Годунов».

Из письма Петру Вяземскому, 7 ноября 1825 год.

 

Эпитафия Пушкина самому себе

Современники Пушкина описывали его как человека весёлого, остроумного и находчивого. Он даже эпитафию самому себе написал с юмором. Эпитафия – это надгробное изречение, выбитое на могильном камне.И звучит оно так:

Здесь Пушкин погребён; он с музой молодою,

С любовью, леностью провел весёлый век;

Не делал доброго, однако ж был душою,

Ей-богу, добрый человек.

Пушкин

Дорогие посетители нашего сайта, будьте же и вы так же «добрыми душою человеками»! И пусть вам на вашем жизненном пути встречается больше весёлых, остроумных и талантливых людей! Читайте Пушкина, любите Пушкина, гордитесь Пушкиным!!!

Пушкин преодолел и время и пространство!!!